туризм

Из первой поездки в Иран я вернулась переполненная впечатлениями. И это был тот редкий случай, когда реальность превзошла все ожидания. Лабиринты улиц старого Язда, арочные мосты Исфахана, шелковые ковры, шафрановое мороженое и розовая вода. Мне хотелось рассказать про все-все-все! Но к моему великому удивлению, стереотипы об Иране среди окружающих оказались слишком сильны. И вместо впечатлений, мне приходилось снова и снова отвечать на одни и те же вопросы.

И как ты можешь любить этих арабов?

В Иране живут персы. А еще азербайджаны, армяне, евреи и курды. Это многонациональная, но не арабская страна, как думают многие. Арабского населения по данным последней переписи не более 4%. У иранцев другой язык, письменность и культура в целом. Если вы неосторожно сравните перса с арабом, то получите бурю праведного негодования как минимум. Совершенно безопасную, но эмоциональную до крайности. Кстати, самоназвание иранцев – арии. В начале 20 века Гитлер использовал этот термин для обоснования своей расовой политики, чем напрочь исказил оригинальное значение.

 

Это так опасно, там же война и террористы?

Последние военные действия закончились в Иране 30 лет назад. Но как же много еще людей, которые до сих пор путают Иран и Ирак! Не смотря на общие границы с Сирией и Афганистаном, Иран был и остается самой безопасной страной на Ближнем Востоке. Уровень преступности здесь минимален, а местное население так любит туристов, что даже путешественникам без знания языка ничего не грозит. Иранцы – невероятно дружелюбные и радушные люди с высоким самосознанием. Для них турист – гость, о котором необходимо заботиться всеми возможными и невозможными способами.

Ось Зла – так с легкого словца одного американского президента Иран превратился в оплот терроризма. И мало кто знает, что маленький, обложенный со всех сторон ограничениями и санкциями Иран в одиночку оберегает свои и чужие границы от религиозных фанатиков под черным знаменем ИГИЛ. Просто вдумайтесь: в то время, когда в цивилизованной и безопасной Европе совершался один теракт за другим, в Иране не было ни одного. Повторюсь снова: иранцы – это не арабы. Они говорят на другом языке, имеют другое историческое и культурное наследие, исповедуют другую ветвь ислама. Им так же неприемлемы идеи ИГИЛ и терроризма, как и любому здравомыслящему человеку.

Ты что хочешь в гарем четвертой женой?

Я поехала в Иран бессовестно незамужней и в гордом одиночестве. Мама, вся женская родня и подруги были в священном ужасе. Каждая считала своим долгом в красках расписать, какие страсти меня ждут. В лучшем случае, мне был обещан статус четвертой жены, в худшем – продажа в рабство. С отрубанием головы. Ведь всем известно, что женщина на востоке – существо второго сорта. Зачем ей голова?

Наверное, мне встречались какие-то неправильные иранцы. В Турции меня звал замуж каждый второй, в Иране же возмутительно игнорировали. Один пожилой перс, глядя как я в укромной тени поправляю сползающий с головы платок, вовсе прикрыл глаза рукой, чтобы не смотреть на такую срамоту. Когда же во время обеда я в лоб спросила знакомых, когда же наконец меня возьмут в гарем, меня окатили волной возмущения. Что мы, арабы какие-то что ли?! Хотя в Исламской республике Иран официально разрешено многоженство и можно заключить брак одновременно с 4 женщинами, женятся здесь исключительно на одной. Как по культурно-этическим, так и по элементарно финансовым соображениям. Иметь и содержать более одной супруги – дорого. Что же касается “существ второго сорта”, то и это полная ерунда.

Что там смотреть в пустыне то?

туризм в иране

Моя любимая игра – спрашивать людей, что они знают про Иран. Старшее поколение припоминает старый фильм “Тегеран 43”. Сверстники не с трудом могут найти Иран на карте. О самой стране первые и вторые не знают практически ничего. Один мой приятель потрясающе описал Иран в его представлении: пустыня, глинобитные домики, чумазые босоногие дети и не менее чумазые взрослые на вонючих верблюдах. Аграба из мультика про Алладина. Только без дворца и все плохо.

Иран – это Персия. Империя, возрастом более 5000 лет, занимавшая территорию от Греции до Индии. До 17 века это было сильнейшее государство с огромным политическим и культурным влиянием в мире. И хотя современная история попыталась стереть страну с карты мира и негласно забыть о ее существовании, сегодня Иран находится в первой тройке стран-лидеров по количеству исторических и культурных достопримечательностей. Заметка древнего путешественника “Кто видел Исфахан, тот видел половину мира” актуальна и по сей день. Туристический потенциал Ирана сложно даже вообразить. Количество исторических и природных объектов ЮНЕСКО на один квадратный километр тут превышает все мыслимые пределы.

Ты не шути там!

Иран для среднестатистического россиянина представляется мрачной закрытой страной, в которой ислам диктует строгие правила и ограничения. Дресскод, запрет алкоголя, раздельные пляжи. Не целоваться, не танцевать, петь можно только мужчинам. 

Слишком много запретов и слишком легко туристу нарушить их по незнанию. Впору заранее впасть в панику и кричать караул? Строгого исполнения норм ислама требуют только от иранцев, туристу же многое простительно.

Очень забавно смотреть, как почтенные пожилые иранцы прикрывают глаза, проходя мимо неумело одетых девушек-туристок. В мавзолее Шах-Черах в Ширазе я по незнанию пошла на мужскую половину молитвенного зала. Тут же прибежали смотрительницы иранки, направляя меня в нужный вход и для верности выделяя англоязычного сопровождающего.

Пожалуй, я смутилась больше их самих оттого, что не депортировали с позором из страны, не отрубили голову\руку\ногу, а всего лишь взяли в опеку как малого ребенка. Иранцы ужасно общительные и дружелюбные. При первой же возможности они собираются группами и идут либо в гости, либо на пикник.

Вечерами под мостом в Исфахане поют песни всем миром, а каждый свободный островок газона используют для установки мангала. Да, ограничений в стране много. Но местные в них ужасно тесно и они так лихо компенсируют этой своей дружелюбностью и общительностью, что вы не почувствуете себя скованно или ущемленно.

Автор статьи: Татьяна Ильина